Gulf Of Finland. Golfe de Finlande. Финский залив. Suomenlahti
Sunus Finnicus. Имение Гуревича в Терву
Культурное наследие  //  Утраченные
Объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность
На Интерактивную карту
Терву

Архитектура (деревянная)
Имение Гуревича в Терву
Добрый человек из Терву

С конца XIX века усилиями Грипенбергов (см. «Кирьяж», выпуск 28 в «Призыве» № 9 от 11 марта) поселок Терву (Куркиекское поселение) стал образцом ведения сельского хозяйства. Здесь была мельница, маслозавод и производство сыра. В 1914 г. это поместье купил Самуил Лазаревич Гуревич. Стоило он по тем временам необычайно дорого, но это было лучшее хозяйство в Приладожье. Кто же был этот богач, который сумел его приобрести?

WikiMap
Республика Карелия, Лахденпохский район, поселок Терву
С. Л. Гуревич родился в 1861 или 1862 году в Польше, закончил Житомирскую гимназию, а потом развил широкую купеческую и сельскохозяйственную деятельность. Он был огромного роста, отличался недюжинной силой. В 1900 году вместе с младшим братом Львом он приобрел большое имение Корен на польско-русской границе. Вероятно, Гуревичи хорошо разбирались в сельском хозяйстве, поскольку имение скоро стало образцовым. В 1913 г. Гуревич продал его с большой выгодой.

Интерес Гуревича не ограничивался сельским хозяйством. В 1914 г. он основал макаронную фабрику в Петербурге (сейчас называется 1-я макаронная фабрика). Но сам он предпочитал жить в сельской местности. В 1914 г. он покупает образцовое имение в Терву. Для управления он создает акционерное общество. Кроме Гуревича акциями владели его друзья и родственники. Гуревич постоянно жил в Терву, в его имении всегда было много гостей.

После октябрьской революции 1917 года Финляндия стала независимым государством. Гуревич лишился своей собственности в России, но сохранил имение в Терву, оказавшееся тогда на территории Финляндии. Ему удалось сохранить и часть своих капиталов. После этого начинается удивительная страница его жизни. Имение в Терву становится убежищем для многих эмигрантов из России. Среди них – выдающиеся люди, такие как писатель Леонид Андреев, художник и философ Николай Рерих и другие.

Прекрасно предстает он в воспоминаниях Леонида Андреева: «6 сентября 1818 г. Вчера свалил с плеч некоторую обузу. Добрый еврей С.Л. Гуревич, богач, тогда еще не знакомый со мною, прислал мне аккредитив на 10 тысяч марок. Так вот, вчера я отослал аккредитив обратно – конечно, с любезным письмом. Тяготит меня всякая зависимость, а денежная наипаче. Самолюбив я, должно быть, не выношу, когда кто-нибудь может хоть в мыслях считать себя моим благодетелем».

А в ответном письме Гуревичу Андреев пишет:

«Многоуважаемый Самуил Лазаревич!

Ваша редкая доброта и любезность глубоко тронули меня. Не знаю, как другие мои товарищи-литераторы, но про себя должен сказать, что за всю мою довольно длинную жизнь я впервые встречаю столь чуткое, доверчивое и благородное отношение от человека, который знает меня лишь как писателя, и ничем лично со мною не связан. По существу же вопроса скажу следующее.

В настоящее время и на ближайшие месяцы я обеспечен, и если общероссийский кризис скоро разрешится, я в состоянии буду обойтись без предлагаемого Вами займа. …что нисколько не уменьшит моего чувства глубокой благодарности. Ведь важно не то, что я сейчас пользуюсь этими деньгами, а то, что они в известной степени уменьшают мою тревогу за темное будущее и дают лишнюю опору для борьбы за свою духовную независимость.

Ибо журнальную работу при настоящих условиях, когда дикий произвол, большевистский террор и цензура не дают возможности сказать правдивое и искренне слово, я считаю невозможной и недопустимой. Мне жаль товарищей, которых голод принуждает терпеть этот гнет и издевки, и ни слова осуждения я никогда не скажу о них, но сам я до последней, до крайней возможности хочу избежать их горькой участи. В сущности, ни при каких условиях не стал бы я работать (при большевиках) при теперешней цензуре, но эта решимость, естественно, не позволяет мне смотреть в будущее свое и своей семьи веселыми глазами.

Отсюда понятно, какую услугу оказываете Вы мне, и какое чувство должен я испытывать к Вам. … Крепко жму Вашу руку и надеюсь, что скоро мне удастся сделать это в действительности».

В дневнике дальше размышляет: «Все говорят о необходимости бегства, и никто не знает, надо бежать или нет. Жалеют запасы, имущество. Я также ничего не знаю. И куда бежать? Конечно, к Гуревичу в Тервус (на Ладожское озеро), но как это трудно. И ведь все может пропасть: дом, картины, книги, письма и фотографии — воистину останусь гол».

В начале июля 1919 года, обращаясь к Гуревичу, Андреев просит помочь найти ему домик в пределах 50 тысяч марок и пишет в дневнике: «А Тервус? Эх, и хочет душа в рай, да грехи не пускают. Но о поездке мечтаю, и как только гроза военной непогоды перейдет в тихий дождичек, прискачу в Тервус».

1 августа жена Андреева пишет свекрови: «Мамашенька, живется нам здесь замечательно хорошо. Помещение отдельное, великолепное. Есть лодки и моторы. Сегодня ездила с Леонидом на остров, ходили босыми по камням — все это как шхеры, пожалуй, еще лучше. Леонид начинает осваиваться...»

14 августа Андреев пишет Карташову А.: «Лихое нездоровье задержало меня в Тервусе, и я смогу приехать в Гельсинфорс только в конце будущей недели... Очень хочу поговорить с Вами. Опасаюсь, что в устах С.Л. Гуревича, который меня любит и дружески горячо отстаивает мои интересы, характер моих планов и намерений принял не совсем точную окраску».

В письме от 4 сентября Рериху он сообщает: «...Было в Гельсинках* одно радостное впечатление, до сих пор вызывает улыбку: это красное солнце, подобное сияющей физиономии Гуревича, который встречал меня на вокзале... Он сиял и, залив меня светом, мгновенно умчался на стокгольмский пароход, который уже уходил. А у самого дела плохи и забот множество. На днях продан Тервус, Тумаркины ищут квартиру».

10 сентября Андреев напишет последнее письмо Николаю Рериху, в котором есть такие три строчки: «За Ваше милое внимание и заботу — благодарность от сердца. Если я совсем не пал духом и начинаю бодриться, то это делаете Вы (и Гуревич)».

В октябре в Терву гостил и Н.К. Рерих. На встречу с ним приезжал и Андреев. Рерих много путешествовал по Ладожскому озеру, природа которого его покорила. Он оставил несколько зарисовок окрестностей Терву, а одну из них с видом на Линнасаари он сделал сидя на террасе имения Гуревича.

Но Гуревич помогал не только знаменитым людям. Множество простых людей, попавших в беду, писали ему и получали от него помощь.

Вот примеры таких писем:

«19.08.1918. Глубокоуважаемый г. Гуревич. Деньги 1400 финских марок мною получены. Очень благодарю Вас за Вашу любезность и хлопоты о нас».

«23 октября 1918 г. Многоуважаемый Самуил Лазаревич. Надеясь на Ваше доброе сердце и отзывчивость и на Ваше неоднократно высказанное желание помочь лицам, которые желали бы спастись из Петрограда, переехав каким-либо способом в Финляндию, спешу сообщить Вам, что такое общество теперь составилось и приступило к собиранию необходимых средств для помощи русским беженцам (без различия национальности), желающим спастись из Петрограда. Надеюсь, что Вы примете участие в этом добром деле».

«22 марта 1919 г. Многоуважаемый Самуил Лазаревич. Зная Вашу безграничную доброту и имея в виду, что вы состоите членом комитета покровительствующего русским, беру на себя смелость просить Вас оказать означенной особе с маленьким сыном материальную помощь в какой-либо форме».

«6 августа 1919. Глубокоуважаемый Самуил Лазаревич. Препровождая Вам расписки в получении госпожой Покровской пожертвованных Вами денег, прошу не отказать уведомить, предполагаете ли Вы в будущем оказывать такую же поддержку для уплаты в больницу за ея больную мать».

Пока Гуревич в Финляндии старался помогать русским беженцам, его сын пошел добровольцем в армию Деникина: «30 сентября 1918 г. Господину капитану В.В. Самсонову. Милостивый Государь. Получил ваше отношение от 25 сентября за № 2561, адресованное сыну моему добровольцу Б. Гуревичу явиться к Вам для командировки в Северо-Западную Армию. Считаю нужным сообщить Вам, что сын мой учился в Нью-Йоркском университете, откуда специально приехал, чтобы поступить инструктором в нашу армию. После выступления большевиков он переехал в Финляндию и записался добровольцем, но, не получив приглашения, он согласился сопровождать зафрахтованный пароход для армии генерала Деникина и намерен по прибытию в Новороссийск поступить в ряды армии генерала Деникина».

Гуревич старался помочь всем обездоленным, но у него самого дела были плохи. В независимой Финляндии был принят закон, по которому владеть недвижимым имуществом могли только граждане страны. Получить гражданство русским было необычайно сложно и большинство из них, владевших собственностью, было вынуждено расстаться с ней за бесценок. Гуревич также был вынужден продать свое имение в августе 1919 г. общине Куркийоки, после чего большая часть земли была продана крестьянам, а в поместье были организованы сиротский приют и дом для престарелых. В этом же году умерла жена Гуревича Берта Осиповна.

В 1919 г. Гуревич уехал в Варшаву, Тумаркин в США. В 1939 году С.Л. Гуревич умер, а его вторая жена и сын погибли в варшавском гетто.

Игорь Петров

©  призыв-1940.рф

http://призыв-1940.рф/articles/3333-dobryj-chelovek-iz-tervu.html
 Comments:
  2016-05-06 09:56:00
  Гость :
Неподалеку от п. Терву находится живописный о. Линнасаари. Вероятно на нем была древняя карельская крепость. Остров послужил сюжетом для одного из рисунков Н. Рериха, когда он гостил в 1918 г. в имении Терву у известного мецената С. Л. Гуревича.
В Приладожской Карелии известно довольно много загадочных каменных столов. Обычно это большой плоский камень окруженный камнями поменьше. Они располагаются на возвышенных местах. Часто такое место носит название «кяряямяки» (гора совета). Может быть за такими каменными столами Киискансалми собирался на совет карельский род. Такой стол сохранился на о. Линнасаари в заливе Терву.
В Терву, рядом с мельницей, находится гора Калмистомяки ("Кладбищенская").
В усадьбе Терву, недалеко от старого скотного двора, найдено много человеческих костей.
В деревне Терву есть гора Кирккомяки ("Церковная"). Рядом с ней посреди поля возвышается каменистая площадка, там тоже находили кости. Говорят, что здесь была зарыта денежная казна или клад. Вероятно, на этом месте когда-то стояла главная приходская церковь Терву.
На скале Кирккокаллио стояла православная церковь. Рядом расположено озеро Кирконлампи. По преданию в нем утоплен колокол.
В той части Терву, которая принадлежит роду Вейала, была церковная земля. Рассказывают, что "здесь находили кости метелиляйненов".
В Терву в имении Гриппенберга был найден клад серебряных монет.
Одна из достопримечательностей узкий пролив Киискансалми. По этому проливу проходил древний водный путь. Когда уровень воды упал, в конце пролива был прорыт искусственный канал, который хорошо виден до сих пор.
 Add your comment:
  Please note comments are moderated before appearing on this site so there may be a slight delay

 Name (it's desirable)  
 E-mail (not for publishing)



Имение Гуревича в Терву. Начало ХХ века.
Другие материалы рубрики
Утраченные
  Церковь Троицы Живоначальной
Деревянная церковь сооружена в 1899 г. Храм был закрыт в 1937 году. Здание его сохранилось до наших дней. Здание сгорело в 2006 г.
  Место могилы П. А. Авенариуса
  Miller Pier
Russian: пристань Миллера, Pristan Millera A railway station at the quay in Sestroretsky kurort, Russia




Maps
FinBay.Info
Книжная полка
Original Guide
Art Gallery
Фотографии
Photo.Haiku.Club
LenTube
Local.Cousine.Club
Retro.Music.Club
Modern.Art.Club
Известные люди
Bay.Poetry.Club
Маяки
Zen.Piter.Club
WikiW.info
Cinema.Family.Club
Leonid Andreyev Club
   Authors
The Official City Guide
Maria Gusev, USA, NY
Zagreba
yugusev
Karelia
Элегия
Natella Speranskaja
Yurii Zeel, Tallinn
Alexsandra Lindprii
Tietta.News
Andreieff Simon
Настя_Тикк@Photosight.ru
yugusev@Photosight.ru
sinusfinnicus@Photosight.ru
Sinus Finnicus
РоманыЧ, СПб
Мария Краева, СПб
Roza Berger, USA, NJ
Sima Ginzburg, USA, MD
Locations of visitors to this page


©  Real WEB 2010-2017 ъМДЕЙЯ.лЕРПХЙЮ